Спецпроект Института Права и Публичной Политики и Международного Мемориала

Право вернуться домойП

Восстановление прав репрессированных

О проекте

В 2020 году последствия советского государственного террора всё ещё влияют на жизни людей. Многие родственники репрессированных не могут восстановить историю семьи из-за закрытости архивов, не хватает общественной дискуссии об этом трудном прошлом, продолжаются нарушения прав людей, пострадавших от репрессий. Несмотря на широкие кампании по реабилитации, многие репрессированные и их дети оказались лишены возможности вернуться из мест ссылки. Мы запускаем спецпроект «Право вернуться домой», чтобы помочь «детям ГУЛАГа» и их семьям вернуться на прежнее место жительства —туда, откуда жертвы репрессий были изгнаны в результате государственного террора.

В конце 2019 года Конституционный Суд России вынес постановление, гарантирующее право родившихся в ссылке людей на возвращение домой — в города, где жили их семьи до репрессий. Проект «Право вернуться домой» состоит из инструкции, которая поможет начать процесс реализации права на возвращение, и материалов о масштабе и последствиях ссылки сегодня. На этой странице вы сможете:

  • Узнать, какие шаги жертвы репрессий могут предпринять для возвращения уже сейчас
  • Разобраться в документах и юридических процедурах, связанных с реализацией права на возвращение. Юристы Института и Мемориала постарались ответить на наиболее часто задаваемые вопросы, дополнительную информацию можно получить, связавшись с нами (см. раздел «Контакты»)
  • Узнать больше о решении Конституционного Суда России по делу «детей ГУЛАГа»

Институт права и публичной политики

некоммерческая организация, специализирующаяся на конституционном и международном правосудии. Мы ведём дела в Конституционном Суде и Европейском Суде по правам человека, направляем экспертные заключения, выпускаем научные журналы и издания по правовой тематике, проводим тренинги и школы для юристов и журналистов.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕМОРИАЛ

некоммерческая организация, которая занимается исследованием политических репрессий в СССР и современной России, содействует моральной и юридической реабилитации лиц, подвергшихся политическим преследованиям.

4 октября 2016 года Минюст РФ внес Международный Мемориал в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента». Мы обжалуем это решение в суде.

Инструкция

10 декабря 2019 года Конституционный Суд РФ вынес постановление о том, что ограничения жилищных прав детей репрессированных не соответствуют Конституции. Суд рассмотрел 13 статью закона «О реабилитации жертв политических репрессий», которая регламентировала право вернуться домой всем, кто утратил жилье в связи с репрессиями, и один из жилищных законов Москвы. Суд установил, что сочетание этих двух законов в правоприменительной практике препятствует возможности возмещения вреда пострадавшим.

Суд постановил разработать на федеральном уровне механизм, который бы регулировал реализацию права реабилитированных жертв репрессий вернуться домой. Механизм предполагалось представить в виде изменений к той самой 13 статье закона «О реабилитации».

Подготовить проект с изменениями поручили Министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Законопроект был подготовлен, но на деле оказался не таким, как требовал Конституционный Суд в своем решении: вопрос об обеспечении репрессированных жильем в нем не решается на федеральном уровне, отдельные регионы смогут по-прежнему устанавливать свои условия для постановки репрессированных в очередь на жилье. В качестве альтернативы законопроекту Минстроя в Госдуму был внесен еще один законопроект, подготовленный депутатами «Справедливой России» Сергеем Мироновым и Галиной Хованской. В альтернативном законопроекте говорится о важности закрепить права репрессированных вернуться домой на федеральном уровне. А также предлагается гарантировать всем, кто хочет реализовать право на возвращение, однократную денежную выплату на строительство или покупку жилого помещения в той местности, в которой жилье ранее было утеряно. Средства для таких выплат предлагается найти в федеральном бюджете.

Правительственный законопроект не регулирует сроки предоставления жилья, из-за чего жертвам репрессий придётся, как и сейчас, ждать много лет в общей очереди.

Законопроект Миронова-Хованской предусматривает, что выплаты производятся в течение года со дня подачи заявления.

Пока ни один из предложенных законопроектов не принят. Следить за развитием событий можно здесь. Но уже сейчас репрессированные в годы Советской власти и члены их семей, которые имеют право на возвращение, могут встать в очередь на жилищный учет.

Почему это стоит сделать уже сейчас, когда изменения в 13 статью закона «О реабилитации» еще не приняты?

Чтобы встать в очередь на жилищный учет в рамках реализации права вернуться домой, нужно собрать пакет документов (см. ниже). Это может занять время. Рассмотрение заявления о принятии на учет тоже займет время. Поэтому к моменту выхода законопроекта с изменениями, хорошо бы иметь на руках необходимые документы и уже встать в очередь на получение жилья.

Какие категории репрессированных имеют право вернуться на прежнее место жительства?

Воспользоваться этой возможностью могут только те люди, которые потеряли жилье в связи с репрессиями и могут этот факт доказать. Доказывать это можно и через суд, если необходимые документы не найдутся. Вернуться могут:

  • сами люди, подвергшиеся репрессиям в годы советской власти
  • члены семьи репрессированного, проживавшие с ним на момент ареста, cсылки, высылки или направления на спецпоселение
  • дети, родившиеся в местах лишения свободы, ссылке, высылке или на спецпоселении

Какие шаги можно сделать?

  1. Собрать необходимые документы, подтверждающие:
    • факт репрессии (принадлежность к лицам, репрессированным в годы советской власти, или к семье репрессированного)
    • проживание в определенном городе (местности) на момент репрессии
    • утрату жилья в связи с репрессией
  2. Встать в очередь на жилищный учет в том городе или местности, в котором было утеряно жилье.

Какими документами подтвердить принадлежность к одной из категорий репрессированных?

Для репрессированных в годы Советской власти:

  • справка о реабилитации

Для членов семьи репрессированного лица, проживавших с ним на момент применения репрессии:

  • Справка о реабилитации репрессированного лица
  • Документ, подтверждающий родственные или свойственные отношения с репрессированным лицом (например, свидетельство о браке или свидетельство о рождении)
  • Документы, подтверждающие факт совместного проживания с репрессированным лицом на момент репрессии.
    Как правило, это те же документы, которыми подтверждается факт проживания в определенном городе (местности).

Для детей репрессированных лиц, родившихся в местах лишения свободы, ссылке, высылке или на спецпоселении

  • Cправка о реабилитации

    Факт рождения в местах лишения свободы, в ссылке, высылке или на спецпоселении сам по себе является основанием для реабилитации

Подтвердить факт проживания в определенном городе или местности на момент репрессии можно следующими документами:

СПРАВКА О РЕАБИЛИТАЦИИ

В справке о реабилитации может быть отражен адрес проживания репрессированного на момент применения репрессии. В случае детей, родившихся в местах лишения свободы, ссылке, высылке или на спецпоселении, этот факт также может отражаться в справке о реабилитации. Справку можно запросить в органах внутренних дел, если была примененена репрессия в административном порядке, или в прокуратуре, если решение о репрессии принималось судебными или внесудебными органами. Подать заявление о реабилитации можно по месту нахождения органа, принявшего решение о репрессии, или по месту жительства заявителя. В случае отказа в реабилитации его можно оспорить в суде.

ВЫПИСКА ИЗ ДОМОВОЙ КНИГИ

В домовых книгах содержалась информациях о всех зарегистированных по тому или иному адресу людях. Для получения информации о том, кто был зарегистрирован по нужному адресу ранее, необходимо запросить архивную выписку из домовой книги, в ней будет информация также и о всех выписанных с того или иного адреса. В Москве, например, домовые книги хранятся преимущественно в архивах паспортных столов. Искать их нужно в паспортных столах по тем районам, к которым относится адрес дома — места жительства репрессированных до применения репрессии. Запрос на выписку из домовой книги в Москве можно сделать в МФЦ или в паспортном столе. При запросе выписки необходимо предъявлять также документы о подтверждении родства с проживавшим по этому адресу в прошлом, если речь идет о членах семьи репрессированных или детях, родившихся в местах лишения свободы, ссылке, высылке или на спецпоселении.

МАТЕРИАЛЫ АРХИВНО-СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЛА

В архивно-следственном деле репрессированного также можно найти информацию, подтверждающую факт проживания в том или ином месте. Информация об адресе может содержаться в анкете арестованного или в протоколе первого допроса. Также иногда в делах можно найти личные документы репрессированных, приобщённые к делу, например, паспорт с отметкой о регистрации. По делу можно запросить архивную справку: если в деле была запись о факте проживания по тому или иному адресу, то и в справке эта информация должна быть. Важно помнить, что если человек был репрессирован в  административном порядке, архивно-следственное дело не заводилось. Но информацию о нем можно получить, запросив архивную справку в Информационном центре МВД по месту применения репрессии или по месту нахождения в ссылке, высылке или на спецпоселении.

Образцы документов:

Судебное решение об установлении факта проживания по определенному адресу

Можно также обратиться в суд с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение. Обращение в суд целесообразно в тех случаях, когда перечисленные выше документы отсутствуют или не сохранились, но есть любые другие документы — косвенные свидетельства проживания семьи по этому адресу. В суде можно использовать и свидетельские показания. Суд примет решение на основе всей совокупности доказательств.

Как встать на учет нуждающихся в жилых помещениях?

Для этого нужно обратиться с заявлением о принятии на учёт в местные органы власти, занимающиеся вопросами улучшения жилищных условий. Заявление необходимо составить по форме, предусмотренной в соответствующем регионе(как правило, это форма заявления о принятии на учёт в качестве нуждающихся в жилых помещениях).

Например, в Москве это Департамент городского имущества.

К заявлению необходимо приложить документы, подтверждающие принадлежность к одной из категорий репрессированных.

При подаче заявления  также необходимо приложить копию постановления Конституционного Суда, чтобы обосновать право быть принятым на жилищный учёт без каких-либо ограничительных условий.
Мы также рекомендуем коротко описать в заявлении свой особый статус. По ссылке доступен образец для Москвы.

FAQ

Кому-то из имеющих право вернуться на утраченное в результате репрессии место жительства уже удалось встать на жилищный учет?

Да, две заявительницы по делу в Конституционном Суде — Алиса Мейсснер и Евгения Шашева после постановления Конституционного Суда обратились в Департамент городского имущества города Москвы с заявлениями о принятии их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. На основании постановления Конституционного Суда и представленных документов Департамент издал распоряжения о принятии Алисы Мейсснер и Евгении Шашевой на учёт без выполнения ими специальных условий московского жилищного закона.

Алиса Мейсснер приложила к заявлению справку о реабилитации, в которой было указано, что она родилась на спецпоселении; свидетельство о рождении — документ, доказывающий родство с репрессированной матерью, высланной из Москвы по национальному признаку; а также справку о посмертной реабилитации матери.

Евгения Шашева приложила к заявлению решение суда, которым она была реабилитирована как родившаяся в высылке дочь москвича Бориса Чебоксарова, осужденного по ложному обвинению в шпионаже в 1937 году и отправленного в лагерь под Ухтой. В 1950 году, когда родилась Евгения Шашева, ее отец уже был освобожден из лагеря, но ему было запрещено жить в режимных местностях, поэтому он с семьей не мог вернуться в Москву. Также к заявлению была приложена справка о реабилитации Евгении Шашевой и архивная справка-выписка из домовой книги, где указывался прежний адрес отца и причины, по которой отец был снят с учета по московскому адресу, — его арест.

Теперь нужно дождаться поправок в Закон «О реабилитации», которые запустили бы механизм, позволяющий реабилитированным вернуться домой и получить жилье не через 33 года (это средний срок ожидания в очереди для принятых на жилищный учет в Москве), а как можно скорее.

Что делать, если вас отказались принять на жилищный учет до выхода постановления?

Тем, кому ещё до постановления КС успели отказать в принятии на жилищный учет, несмотря на факт репрессии, нужно подать новое заявление. Оспаривать в суде старый отказ не нужно. С 10 декабря 2019 года порядок принятия на учёт автоматически изменился, поскольку постановление Конституционного Суда вступает в силу немедленно с момента провозглашения. Поэтому новым порядком можно воспользоваться уже сейчас.

Если ранее, до постановления Конституционного Суда, вы обращались в суд, и у вас есть судебное решение об отказе в признании незаконными отказов соответствующих местных органов власти, то вы также можете сразу подавать новое заявление о принятии на жилищный учёт. Оспаривать старые судебные решения не нужно.

Могут ли реабилитированные жертвы репрессий претендовать на улучшение жилищных условий, если после применения репрессии они уже сами вернулись на прежнее место жительства, но при этом потеряли жильё?

Да, но не в порядке статьи 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Это значит, что им придётся встать в общую очередь на обеспечение жильем. Это можно сделать только при наличии соответствующих оснований(например, для Москвы: проживание в городе не менее 10 лет, признание малоимущим, обеспеченность жилой площадью менее учетной нормы и др.). До 2004 года статья 16 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» давала первоочередное право на получение жилья и тем жертвам политических репрессий, которые остались жить в той же местности, как и до применения репрессии, или смогли вернуться на прежнее место жительства ещё в советские годы. Но в 2004 году эту статью отменили, и в деле Алисы Мейсснер, Елизаветы Михайловой и Евгении Шашевой Конституционный Суд не проверял Закон «О реабилитации» в этой части.

А если жильё не было потеряно, но в результате применения репрессии жилищные условия значительно ухудшились (квартира стала коммунальной и т.д.)?

Да, но так же, как и в случае с самостоятельным возвращением на прежнее место жительства, заявители могут встать на жилищный учет только в общем порядке и только при наличии соответствующих оснований (например, для Москвы: проживание в городе не менее 10 лет, признание малоимущим, обеспеченность жилой площадью менее учетной нормы и др.). Статья 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» не регулирует этот вопрос.

Если в семье есть сразу несколько категорий репрессированных — например, сам репрессированный и ребёнок, родившийся в местах лишения свободы, ссылке, высылке и на спецпоселении, сколько заявлений о принятии на жилищный учет можно подавать?

Если члены семьи, в которой есть сразу несколько категорий репрессированных, живут вместе на одной жилой площади, то им достаточно подать одно общее заявление. Если же нет, то можно подать два или более отдельных заявлений. Если в семье несколько детей, родившихся в местах лишения свободы, ссылке, высылке или на спецпоселении, то количество поданных заявлений зависит и от того, проживают они со своими родственниками, также имеющими право на возвращение, или нет.

Могут ли нынешние члены семьи лица, имеющего право на возвращение по статье 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий», встать с ним вместе на жилищный учет?

В статье 13 говорится, что правом возвращения на прежнее место жительства обладают не только реабилитированные лица, но и члены их семей. Это означает, что по буквальному смыслу статьи 13 человек вправе переехать на новое место жительства вместе со своей нынешней семьей. Например, по московскому законодательству членами семьи считаются «супруг (супруга) и их несовершеннолетние дети независимо от места их жительства», а также «лица, объединённые признаками родства или свойства, совместно проживающие в жилом помещении».

Однако на практике этот вопрос пока не урегулирован. На данный момент в некоторых российских регионах местные органы власти принимают на жилищный учет только самих реабилитированных, но не нынешних членов их семей.

Заявительница по делу в Конституционном Суде — Евгения Шашева — подала заявление в Департамент городского имущества города Москвы не только от своего имени, но и от имени мужа и сына, которые проживают с ней по одному адресу в Республике Коми. Департамент принял Евгению Шашеву на учёт нуждающихся в жилых помещениях, а мужу и сыну отказал. Департамент посчитал, что на них не распространяется льгота, предусмотренная статьей 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Получается, заявительница вынуждена выбирать: восстановить свои права и вернуться в одиночестве на прежнее место жительства (соцжилье предоставляется только таким образом, чтобы заявитель мог жить там один) или отказаться от реабилитации и сохранить семью. Это противоречит общему смыслу и целям законодательства о реабилитации. Поэтому Евгения Шашева планирует оспорить в суде отказ принять на жилищный учёт членов её семьи.

Если вы планируете подать документы не только от своего имени, но и от имени нынешних членов вашей семьи, дополнительно потребуются следующие документы:

  • доверенности от каждого члена семьи;
  • документы, подтверждающие, что указанные в заявлении лица являются членами вашей семьи (свидетельство о браке; свидетельство о рождении; документ, подтверждающий факт совместного проживания — например, единый жилищный документ или выписка из домовой книги).

Важно: доверенности не нужны, если все члены семьи подписывают и подают заявления лично.

Если членам вашей семьи будет отказано в принятии на жилищный учёт, вы можете оспорить этот отказ в суде. Возможно, совместными усилиями нам удастся исправить и эту несправедливость.

Если человек, бывший жертвой репрессий и реабилитированный, встал в очередь на улучшение жилищных условий в порядке статьи 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий», но уже умер, могут ли его дети, не являющимися жертвами репрессий, встать в очередь вместо него?

Этот вопрос пока не урегулирован. Право на подачу заявления в порядке статьи 13 есть либо у самих репрессированных, либо у их детей, родившихся в местах лишения свободы, ссылке, высылке или на спецпоселении. Те дети, которые не относятся к этой категории, а также внуки и правнуки репрессированных, не имеют права на возвращение на прежнее место жительства в порядке статьи 13. Но те, кто может подавать заявление в порядке статьи 13, вправе указать в заявлении не только себя, но и членов своей нынешней семьи (супруг/супруга, дети, внуки и т.д.) (об этом см. ответ на предыдущий вопрос). Если на учёт будет принята вся семья, то в случае смерти реабилитированного лица у органа власти не будет оснований снять с учёта других членов семьи, указанных в заявлении.

Нужно ли быть гражданином РФ для возвращения на прежнее место жительства в России на основании статьи 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий»?

Многие репрессированные после факта применения репрессии и окончания периода, запрещающего проживать в режимных местностях, в силу разных причин так и оставались жить в местах вынужденного переселения. Нередко эти места находились на территории бывших союзных республик, которые после распада СССР стали самостоятельными государствами. Те, кто оставался там жить, получали гражданство этой страны. Однако жилищные законы большинства российских регионов сейчас требуют от всех тех, кто претендует на жилье от государства, быть гражданами РФ.

В деле Алисы Мейсснер, Елизаветы Михайловой и Евгении Шашевой все заявительницы были гражданками Российской Федерации, поэтому при рассмотрении их жалобы в суде вопрос о необходимости быть гражданином РФ не возник. Но справедливо ли это условие применительно к жертвам репрессий? Жертвы репрессий и их семьи были выселены с территории нынешней России принудительно, поэтому никаких оснований предъявлять к ним требование быть гражданами РФ для возвращения на прежнее место жительства нет. Если кто-то из иностранных граждан, также имеющих право вернуться на утраченное место жительства согласно статье 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий», обратится в Конституционный Суд с жалобой на это условие, он может выиграть.

Истории

Ссылка и переселение во время репрессий

Многие люди, подвергшиеся репрессиям в годы советской власти, лишались не только свободы, но порой и других прав. Человек мог быть лишён избирательных прав или вообще поражен в правах, его собственность и имущество — комната, квартира, дом, средства производства, личные вещи — могли быть конфискованы и национализированы.

Имущество и жилье изымали и у раскулаченных крестьян, и у депортированных народов. У тех, кто был осужден по политической статье, вернуться после тюрьмы или лагеря в свою же квартиру или дом было мало шансов — их жилье опечатывалось и передавалось в коммунальный отдел при НКВД. Если у человека оставались родственники, проживавшие на той же площади, опечатывались и изымались оставшиеся от репрессированного «излишки». Наиболее активно политика по изъятию недвижимости у арестованных проводилась в годы Большого террора. В Москве, например, с 17 августа 1937 года по 1 января 1938, меньше чем за полгода, в домах районных советов было опечатана 7551 комната, а в домах наркоматов и ведомств — 3279 комнат. Из числа опечатанных комнат в домах райсоветов было распечатано для дальнейшего перераспределения и использования 6887 комнат. Из них 5755 было передано в Административно-хозяйственное управление НКВД, 192 комнаты — в 1 отдел 1 управления НКВД, 106 — в другие разные отделы НКВД и только 258 — в Моссовет. 576 комнат были возвращены освободившимся владельцам. Таким образом, 88% изъятой жилплощади, до этого не находившейся в распоряжении ведомства, оставалось в ведении НКВД.

Вернуться в свой дом или квартиру мешало также и то, что после окончания лагерного срока или срока высылки большинству репрессированных нельзя было проживать в режимных местах. Количество режимных городов, местностей и железнодорожных узлов постоянно расширялось, и к 1953 году их стало уже 340. Но даже после начала процесса реабилитации не было продумано никаких специальных процедур и нормативных актов, регулирующих возвращение бывших репрессированных в свои дома. Многие уже после реабилитации оставались жить либо на месте высылки, либо недалеко от мест отбытия срока. Вернуться к прежней жизни было тяжело, в том числе и потому, что часто вернуться было просто некуда.

Так, возможность вернуться домой для людей, подвергшихся политическим репрессиям и потерявшим жилье, должна была стать важным пунктом в будущем законе, посвященном реабилитации репрессированных.

Подробнее об изъятии недвижимости как части политического террора — в amicus curiae, подготовленном Международным Мемориалом для рассмотрения дела о праве вернуться домой в Конституционном суде.

1991 — Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий»

Федеральный закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» был принят 18 октября 1991 года после долгих согласований. Менялись формулировки, периоды времени, на которые распространялся бы закон, обсуждались возможные меры компенсации реабилитированным.

В итоге в законе определялось, что является «политической репрессией», применявшейся за все годы Советской власти, и оговаривалось, кто подлежит реабилитации и какие есть исключения. А также устанавливался порядок реабилитации и ее последствия. Благодаря Закону реабилитированные восстанавливались в утраченных ими в связи с репрессиями социально-политических и гражданских правах, званиях, им возвращались государственные награды, предоставлялись льготы, выплачивалась компенсации (размер которых, впрочем, был и остается совсем невелик, сейчас это 75 рублей за месяц тюрьмы или лагеря или 10 тысяч рублей за утраченный дом с имуществом).

Изменения в законе, вызвавшие проблемы в регионах (Москва)

Одна из статей закона «О реабилитации» — 13 статья — признавала за реабилитированными, которые утратили жилье в связи с репрессиями, право возвращаться для проживания в те места, где они и члены их семей проживали до репрессии. Если реабилитированные и члены их семей решали вернуться на прежнее место жительства, они имели право на первоочередное получение жилья. Если же они до репрессии жили в сельской местности — на получение беспроцентной ссуды и первоочередное обеспечение строительными материалами на строительство дома.

Но в 2004 году в статью были внесены изменения. Право вернуться на прежнее место жительства для реабилитированных, а также тех членов их семей, которые проживали с репрессированными на момент применения репрессии, и детей, которые родились в местах лишения свободы, в ссылке, высылке или на спецпоселении, сохранялось, но теперь их должны были принимать на учет для обеспечения жильем в обычном порядке, который предусматривался законодательством субъекта РФ, куда реабилитированные хотели бы вернуться. Таким образом, право на первоочередное получение жилья для реабилитированных, закрепленное федеральным законом, было утрачено. Российским регионам было предложено самим продумать механизм, по которому право на возвращение и получение жилья для реабилитированных было бы реализовано.

Но в действительности никакого особого механизма для возвращения реабилитированных домой в большинстве субъектов РФ так и не было создано. В каждом из регионов, кроме общих жилищных законов, действует правовое регулирование, связанное с решением вопросов жилищной поддержки для тех граждан, которые нуждаются в улучшении жилищных условий. Прежде всего, это малоимущие семьи, но некоторые из них имеют приоритетные условия: например, многодетные семьи или семьи, в которых есть хронический больной. Особые условия, например, есть для ликвидаторов аварии на Чернобыльской атомной электростанции, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Реабилитированным же, имеющим право на возвращение, нужно было встать на жилищный учет в общую очередь.

Более того, ряд субъектов РФ устанавливает общие ограничительные условия, без выполнения которых встать на учет вообще невозможно. Например, Москва предлагает жертвам репрессий, утратившим жилье, самим вернуться на прежнее место жительство в столицу и прожить там не менее 10 лет, иначе в постановке на жилищный учет будет отказано. Отказ также может последовать в том случае, если размер площади жилого помещения у них или у членов их семей на каждого более учетной нормы. И это еще не все ограничения.

Дело в Конституционном Суде России (краткое изложение)

С этими условиями и ограничениями московского жилищного закона столкнулись три женщины, Елизавета Михайлова, Евгения Шашева и Алиса Мейсснер. Все они относятся к категории детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке или на спецпоселении, и являются реабилитированными жертвами репрессий. Все они хотят реализовать свое право на возвращение в Москву, так как именно в этом городе жили их семьи до применения к ним репрессий. Сейчас Алиса Мейсснер живет в Кировской области, Елизавета Михайлова — во Владимирской области, а Евгения Шашева — в Республике Коми. Каждая из них столкнулась с ограничениями и отказами, которые и привели их в Конституционный Суд с жалобой на федеральный закон «О реабилитации» и закон города Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения». Представлять интересы заявительниц в суде стали юристы Института права и публичной политики, которые регулярно консультируют и представляют граждан в Конституционном Суде Российской Федерации, Европейском Суде по правам человека и органах ООН по защите прав человека.

10 декабря 2019 года Конституционный Суд вынес постановление, которым признал, что ограничения жилищных прав детей репрессированных не соответствуют Конституции Российской Федерации. Конституционный Суд рассмотрел ту самую статью 13 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» и пункты 3 и 5 статьи 7, пункты 1 части 1 и части 2 статьи 8 Закона города Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» и установил, что в нынешней правоприменительной практике их сочетание препятствует возмещению вреда реабилитированным. Суд предписал незамедлительно разработать на федеральном уровне специальный механизм, который бы урегулировал реализацию права реабилитированных жертв репрессий вернуться домой. Регионам предстоит дополнить гарантии федеральных поправок — уже без возможности вводить свои собственные ограничения.

На федеральном уровне изменения должны коснуться, прежде всего, статьи 13 Закона «О реабилитации» и, возможно, других положений федерального законодательства. На разработку специальных поправок потребуется время, но уже сейчас реабилитированные лица и члены их семей, которые в результате репрессий утратили жилье по прежнему месту жительства, могут обращаться с заявлениями в соответствующие местные органы власти (в том городе или местности, где они или их семьи жили до репрессии) о принятии их на жилищный учет без выполнения тех самых условий, установленных регионами, которые ранее препятствовали реализации права на возвращение.

Ожидаемые последствия постановления Конституционного Суда России

На данный момент еще не приняты необходимые поправки в Закон «О реабилитации жертв политических репрессий», которые запустили бы специальный механизм, позволяющий реабилитированным вернуться на утраченное место жительство и получить там жилье.

Разработать такие поправки после решения Конституционного Суда было получено Минстрою — Министерству строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Но Минстрой в своем проекте изменений снова отдает возможность выносить решение об обеспечении репрессированных жильем регионам. А вместе с этим решением могут вернуться и все те ограничения, которые регионы выставляли реабилитированным, решившим реализовать свое право вернуться домой, ранее.

Кроме того, в проекте ничего не сказано об очередности обеспечения репрессированных жильем. Все они попадают в общую очередь, не обладая никаким правом первоочередности. Напомним, что дети репрессированных, которые сегодня имеют право на возвращение, уже далеко немолодые люди. А в общей очереди им придется стоять не менее 30 лет, что, кажется, сильно уменьшает вероятность того, что они когда-либо смогут реализовать свое право.

Тем не менее, поправки еще не были приняты и будут дорабатываться. Есть надежда, что приняты они будут не в том виде, в котором были представлены в законопроекте Минстроя: проект получил много плохих отзывов. Более того, в Госдуму был внесен альтернативный законопроект, подготовленный депутатами «Справедливой России» Сергеем Мироновым и Галиной Хованской. В нем говорится о важности закрепить права репрессированных вернуться домой на федеральном уровне. А также предлагается гарантировать всем, кто хочет реализовать право на возвращение, однократную денежную выплату на строительство или покупку жилого помещения в той местности, в которой жилье ранее было потеряно. Средства для таких выплат предлагается найти в федеральном бюджете. Следить за развитием событий можно здесь.

Контакты

Если у вас остались вопросы, как уже сейчас начать путь к возвращению домой, или вы сомневаетесь, имеете ли вы или ваши родственники право на возвращение, пишите на почту проекта. Вам помогут юристы Международного Мемориала.

Над спецпроектом работали: Марина Агальцова, Григорий Вайпан, Елизавета Клочкова, Маргарита Маслюкова, Ян Рачинский, Ольга Сидорович

Дизайн: Светлана Макаровская